Строматы Амонашвили

Об энергии имени

DAINIS OZOLS - Friday, July 11, 2014

  В жизни каждого человека бывают годы, месяцы, может быть, дни, часы или даже минуты, когда должно свершиться для него нечто очень важное, необходимое, судьбоносное. От этого важного и необходимого, если оно свершится, будет зависеть благое будущее, которое можно именовать оправданием жизни, смыслом жизни, утверждением предназначения, приобретением счастья. Событие это может свершиться как вспышка чувств, озарение, решение, но может свершиться тихо, даже незаметно. И как бы оно не произошло, за ним обязательно последует ощущение радости, удовлетворенности, возвышенности над обстоятельствами. Последует переживание чувства своей значимости в жизни и судьбах людей. Это не будет кульминацией жизни самого человека, а скорее подготовкой для начала его новой, более возвышенной полосы жизни.

Эти годы, месяцы, дни, часы или минуты, в которых суждено свершиться судьбоносному событию, будут наполнены напряжением мысли и чувств, воли и ответственности, переживаниями сомнений и выбора между долгом, свободы, желаний и необходимости. Да, это будет жизнь на грани, когда, в зависимости от качества сознания, мудрости сердца и воли, человек или будет набирать богатство опыта, который предназначен только ему, и с этим богатством вступит в новую сферу жизни, которая предназначена тоже только ему, или же потеряет его, потеряет насовсем, ибо это же самое время со сложившимися обстоятельствами не повторится. Если он потеряет эту возможность, тогда то, что он приобретет далее, по своему качеству не станет выше того, чем могло бить при обретении предназначенного ему опыта.
А опыт этот многогранен: это и новые знания, и открытие собственных возможностей, и  духовное и нравственное возвышение, и укрепление веры… Он становится качеством духа, но перетекает также в имени человека.
Хочу немножко пофилософствовать по поводу имени человека. Имя, в зависимости от судьбоносных свершений, может вобрать в себе чудесную энергию, притягивающую к человеку уважение, почитание и любовь окружающих. Может сделать человека светоносным, но может само  остаться факелом для людей, для человечества, может стать авторитетом и повлечь за собой мысли и дела не только (и не столько) современников, но и будущих поколений. Это будет уже не то имя, которым назвали младенца родители и на которое он откликался, а Имя как Храм, как Символ, как Вера, Надежда, Авторитет, как мера Истины и Правды,  Совести и Справедливости. Это будет Имя, которому люди могут доверять. Тем же самим именем могут пользоваться и быть названы тысячи других, но оно всегда будет излучать энергетику первоисточника, то есть, того Человека, который заложил в нем свой судьбоносный опыт. Имя - как хранилище этой энергии, этого опыта. Трудно сосчитать, сколько людей на Земле носили и носят имя Сократ, но из него, как из хранилища, человечество веками черпает энергию и опыт древнейшего философа под именем Сократ, чтобы прокладывать себе путь в будущем. Не будь этого первоисточника-человека со своей могущественной энергией, имя Сократ не стало бы для нас путеводным. Но Имя это уже светоносное, и оно будет жить независимо от самого первоисточника, который носил его и зажег в нем факел.
Такие имена, в которых сосредоточена могучая добрая энергия и заложено понимание смысла жизни, ведут человечество. И рождаются они, как уже было сказано, годами, месяцами, а то и в течение мгновения; хотя в этом мгновении, как во взрыве, отражается все прошлое, вжившееся со всей духовной и естественной природой человека, и устремляется в будущее. Есть имена великие, в которых пылает неугасимый огонь, но есть имена, как вспышки: они дали людям нужный свет в нужное время. Эти имена-вспышки потом уносит ветер времени, или их сохраняет история в знак людской благодарности. Во времена Шота Руставели тоже было много прекрасных поэтов, они славились и несли свет. Но со временем имя Шота Руставели осталось в веках как неугасимый огонь, а другие имена остались как зажженные на алтаре свечи. Имена эти, независимо от того, забыли мы о них, или еще помним, все равно бессмертны, ибо они продолжают делать свое дело и не обижаются на людей.
Какие имена, как правило, зажигаются, став великими или вспышками, и какие не зажигаются? В чем причины? Я не нахожу другого объяснения, кроме одного. Оно заключается в следующем. Беру за основу мысль Яна Амоса Коменского (1592-1670 г.г.), классика мировой педагогики (мог бы взять за основу подобные идеи от других классиков педагогики, философов и мыслителей духовного склада, но Коменский выражает мысль более открыто). Он пишет: «Итак, этот мир есть не что иное, как наш рассадник, наш питомник и наша школа. Итак, есть нечто за пределами этого мира; выйдя из подготовительных ступеней этой школы, мы возвысимся до вечной академии». Далее размышляю, опираясь на другие источники. Каков смысл нашему рождению? Смысл только в одном: набирать опыт и совершенствовать свой дух. Опыт жизни и совершенствование духа нам нужны, чтобы стать соучастниками великого дела: строительства живого, вечного и безграничного Космоса, Вечной Жизни, Царствия Небесного. Каждый пришедший в Земную жизнь имеет свой Путь (можно сказать: свою личную программу) совершенствования и восхождения, свое Предназначение, свою Миссию. Потому человек чувствует в себе устремление, которая есть творящая сила жизни. «Когда дух знает свое назначение и стремится к нему вопреки очевидности, тогда утверждается цель великая», свершаются судьбоносные события, рождающие энергии и зажигающие Имена. Такие свершения служат двум целям: дух человека совершенствуется и набирает бесценный опыт, это одна цель; а другая – люди, окружающие его, или более широкое сообщество людей, или даже последующие поколения получают в дар Имя, ставшее для многих других  ориентиром поиска своих путей. Таким образом, Имя зажигается только тогда, когда человек поддается голосу сердца и разума и с помощью силы воли (ибо надо преодолеть зависимость от земных соблазнов) свершает предназначенное. 
А если человек глух в отношении своего внутреннего голоса? Если земные желания заглушают в нем внутреннюю устремленность? Если у него не хватает воли преодолеть, так сказать, земное притяжение? Вот тогда и произойдет скорбное явление: человек пройдет мимо своей сути, и Имя его не засияет; может быть, произойдет что-то еще худшее: земные страсти вроде гордыни, зависти, злобы, жажды власти, наживы и т.п. заставят его накапливать отрицательный опыт, то есть, отрицательную энергию. Если имя такого человека даже останется в памяти людей, оно станет чем-то отрицательным, осуждающим. Одним из таких является имя Герострат. Ради страсти обретения славы человек из Эфеса в 356 году до нашей эры поджег храм Артемиды Эфесской, считавший одним из 7 чудес света. Он сделал это не по зову духа, а в силу земных соблазнов: он не выдержал напряженность того отрезка времени, когда нужно было постичь самого себя и сделать выбор в пользу духовного Пути. Такая отрицательная энергия позорной славы, тщеславия заключена в Имени Герострат.
Много ли великих Имен, которые прославляют не столько себя, сколько разум и волю человечества? Вроде бы их должно быть много, все они краеугольные камни в строительстве общечеловеческой культуры. Без этих Имен на Земле воцарилась бы тьма, невежество, беспросветность, неверие, безбожие…Но Имена-факелы наша надежда, зов из будущего, они спасательные круги для утопающего человечества, напоминание о предназначении, о совести, о долге. Имена классиков мировой педагогики излучают мощный Свет Истины. Какого было бы наше сознание без Коменского, Песталоцци, Ушинского, Гогебашвили, Макаренко, Корчака, Сухомлинского?.. Имен достойных и великих много, но если сравнить их с количеством миллиардов людей, живших до нас и живущих в наше время, то все факелы вместе не составят свечение светлячка в густой траве. Зрелище будет завораживающим, но  в ночной мгле под таким светильником читать книгу будет невозможно. 
Каждому человеку отмерено своя доля вселенского чуда. Но разве люди задумываются «над своею связью с мировой жизнью?» Разве понятие духовности имеет для них реальное значение? Мудрецы опечалены. «Некоторые люди, - говорят они, - настаивают, чтобы жизнь на Земле была земной. Что же они предполагают под земным существованием? Они готовы лишить всех надземных понятий. Они желают сделать жизнь подлой и пошлой посредством лишения всех высших понятий. Они забывают, что не может быть ничего земного, что не принадлежало бы Космосу. Каждый камень уже есть часть Вселенной. Люди не свиньи, чтобы не взглянуть на небо. Каждый живет не земными отбросами, но высшими эманациями». Именно это большинство людей просто испепелило свое Имя, не дало ему искриться в пламени одухотворенной жизни. 
Населению планеты Земля недостаточны свет и тепло физического Солнца, которое светит над нами. Оно нуждается в Солнце Духовном. И это Солнце Духовное творится человечеством, каждый человек должен привнести в него свой лучик. Этими лучиками являются Имена, излучающие духовное тепло и свет. Духовное Солнце создается тысячелетиями, но пассивным созерцанием этого процесса мы отодвинем рождение  Солнца Надежды и Восхождения на бесконечное будущее. Тем более, можно считать грехом и преступлением, когда человек наносит на Духовное Солнце темные пятна. 
Каждый волен делать свой выбор сам, каждый сам творит свою судьбу. Но есть закон помощи, - не вмешательства, не лишения воли, а именно помощи и заботы. Многие входят в свое судьбоносное время, не чувствуя его, не имея понимания смысла такого времени, не владея волею, чтобы устоять перед соблазнами и т.д. Мудрость гласит: когда человек стоит у пропасти, он волен броситься в неё, но кто-то должен  постараться его спасти. Бывает и так, что человек не знает о пропасти, и потому может оказаться перед опасностью. А если есть рядом знающий и заботливый, тот обязан предупредить. И надо, конечно же, предупреждать тех, которые не видят, не чувствуют возможное искажение своего Пути, но стоят у пропасти соблазнов. Надо объяснять, наставлять, образовывать, воспитывать. А если дело касается Ребенка, которому трудно постичь наставления, а соблазны манят, у которого мало воли, а сильнее в нем желания, - его нужно воспитывать, но в любви,  понимании и терпении, чтобы зародить с ним общность духа (духовную общность – понятие В.А.Сухомлинского). Находясь в духовной общности, Ребенок, он примет наставления старшего и будет следовать им, и согласится на ограничения, хотя смысл их он понимать не будет, зато будет чувствовать в них заботу о себе. Кроме того, следует облагораживать среду вокруг него, держать его вдали от опасностей и соблазнов, которые могут спровоцировать его; окунуть в среду красоты и благородства, говорить о духовном, о смысле жизни; наращивать волю и ответственность за выбор. Но если  он все же окажется перед реальной угрозой, перед реальной пропастью, а разум и воля его не в состоянии принять правильное решение (скажем, игра с огнем и т.п.),  и у нас нет времени уговаривать и объяснять, то в таких случаях надо сперва спасти его, – просто взять и отвести от пропасти, от дурного зрелища, прекратить вредить себе и другим, независимо от его протестов и сопротивлений, – и лишь потом, восстановив духовную общность, спокойно объяснить смысл нашей заботы. В.А.Сухомлинский назвал такую заботу защитным воспитанием. Это прекрасное понятие ждет своего исследователя. В его богатом содержании   я вношу пункт о воспитании в Ребенке мудрости: «Береги честь смолоду». Иногда Имя Ребенка уже со школьного возраста загружается неким воображением окружающих о нем, то правильным, то неправильным. Если Имя Ребенка засоряется предвзятыми, ошибочными представлениями, от этого будет зависеть и отношения к нему окружающих, что может причинить Ребенку неимоверные страдания и может даже столкнуть от собственного Пути. Беречь свое Имя с раннего детства Ребенок, конечно, не в состоянии. Но уже со школьной скамьи нам следует развивать в нем чувство собственного достоинства, осознание и умение беречь свое Имя, а также помогать: через защитное воспитание держать Имя Ребенка непорочным. Но какой это будет грех, если сами взрослые, - родители, воспитатели и учителя, - будут позорить Ребенка и порочить его Имя. Беда в том, что такой грех взрослые свершают постоянно.
Добрая власть и слава Имени набирается смолоду, именно тогда, когда молодой человек, как Геракл, окажется перед выбором. Конечно, выборы как испытания будут повторяться, но допущенные промахи в предыдущих выборах все больше  усложнят последующие. Выбор, за которым последует или приближение к Пути, или отклонение от него, может произойти сознательно или бездумно, с чувством ответственности или безалаберно, мгновенно или через мучительные переживания. Но качество выбора будет зависеть не от этих прелюдий, а от того, что же человеку после выбора досталось: его собственный Путь или заблуждение. Если заблуждение, то оно столкнет его с осложнениями: он станет переходить дорогу другим, сталкиваться с людьми, которым он помешал идти по своему Пути. Человек без собственного Пути похож на пьяного, который шатается по улице, заполненной прохожими, да еще забыл дорогу к дому. Как будут чувствовать себя прохожие от такого «беспутного» и что они будут говорить о нем? Все это и будет заполнять Имя данного человека отрицательной энергией и дурной славой. Самый вредный человек в мире – это тот, который сбился с Пути, ибо он в состоянии сбить с Пути и многих других, этому не будет счета. Самый же благородный человек в мире это тот, кто определил свой Путь и дальше постоянно его проверяет компасом сердца и разума и поправляет силою воли. Человек этот принесет спасение, облегчение и радость многим другим и этому тоже не будет счета. А Имя его будет вбирать в себе добрую власть и славу.
Человек в силу своей человеческой сути обязан не столько беречь свое Имя, сколько своей устремленностью к Свету наполнять его светом. Доброе, светоносное, одухотворенное Имя, независимо от того, кто его творил, есть достояние культуры, достояние человечества. Добрая слава Имени есть общечеловеческая ценность.
Имя нуждается в истинности. Дело в том, что по закону естества человек хочет иметь хорошее Имя, стремится завоевать Имя. Хочет оставить хорошую память о себе и тем самим соприкоснуться к бессмертию.  Ко многим людям добрая слава приходит заслуженно, и они стараются сохранить и умножать блага своего Имени, пользуются силой и славой своего Имени на творение добрых дел. Не гордятся, не кичатся своим Именем, ибо знают закон Христа: «Кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится». Возвышенное Имя любит скромность. Но есть люди, которые спекулируют когда-то приобретенным Именем, раздувают его, связывают с ним корыстные цели. Получается,  что они далее заполняют свое Имя ложью. Такое Имя становится вредоносным.
Но есть особая порода людей, которые естественную устремленность к созданию Имени реализуют вовсе  не естественными для такого дела путями. Это особенно происходит с людьми, прорвавшими у власти, ставшими президентами, министрами, губернаторами или кем-то еще. «В функциях власти все люди преображались в сторону полузвериную» - писал Н.Бердяев. Они, во-первых, стараются приписать себе благие дела, которых не совершали или совершали другие, подчиненные; во-вторых, принимают меры, чтобы замазать свое прошлое, которое может нанести вред их Именам; в-третьих, с помощью особой службы (так называемые политтехнологи, реклама и т.п.) раздувают свои заслуги, ретушируют прошлое и лакируют Имя. В ход пускаются и криминальные деяния, - подкупы, взятки, а то и хуже, - чтобы свидетели их темных дел не заговорили и что-то из содеянных не выплыло наружу. Имя с внешним блеском, но внутренней ложью  есть весьма опасное  взрывное устройство замедленного действия, которое, если взорвется (обычно это так и происходит), свергнет его носителя из-за приведения в заблуждение окружающих и целого общества. Искусственные Имена часто возникают в мире шоу-бизнеса. С помощью рекламных трюков рождаются так называемые «звезды» эстрады, носящие сомнительную «культуру»; с помощью таких же трюков поддерживаются стоящие на грани разоблачения Имена; и в силу конкуренции те же самые трюки свергают им же вознесенные «звезды».
Имя можно рассматривать как наследство, которое могут оставить родители своим детям после своего ухода. Это действительно самое лучшее и дорогое наследство – светлое, доброе, славное Имя отца, Имя матери. Славное и энергетически начиненное Имя отца может стать жизненным путеводителем для сына. Духовно-нравственная сила Имени отца способна укрепить волю сына, который чтит память об отце, оградить его от соблазнов, служить добрым советником и воспитателем на всю жизнь. Слава Имени отца отчасти может распространиться и на сына, если тот следует заветам, заключенным в нем. К такому сыну придет помощь, перед ним более успешно будут открываться тяжелые врата славы. Но этот процесс прервется, если сын будет паразитировать Именем отца, или своими недостойными поступками нанесет на Имя отца тень. Паразитировать Именем отца, или соперничать с ним -  значит ослабить себя, осложнить себе поиск своего Пути.
Особо заботит меня Имя Учителя. По теме «Учитель, Именем твоим» развивается литературное творчество. Это дань профессии Учителя, признание того, что Учитель в жизни каждого человека и общества в целом необходимое звено в развитии человека и человечества. Ни одну жизненно важную профессию человечество не приняло на уровне Учителя. Не говорят: «Врач, именем твоим» или «Судья, именем твоим» и т.п.  Понимание значения Учителя с величайшей глубиной и ювелирной точностью отражается в восточной мудрости: «Никто тебе не друг, никто тебе не враг, каждый для тебя Учитель». Мне представляется, что во всех языках мира среди самых святых слов, с чего должны начинаться словари, первым является слово  Бог, а вторым – слово Учитель. Именем Учитель назывались самые святые сущности, указывающие человечеству Путь Истины; так же именовали самого Сына Бога Иисуса Христа. Вот некоторые обращения к Иисусу: «Учитель! я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошел». «Учитель благий! что сделать мне доброе, чтобы иметь жизнь вечную?» «Учитель, мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь». «Учитель, какая наибольшая заповедь в законе?» Имя Учитель есть кладезь всех даров учительского труда, в нем сосредоточена огромнейшая энергия Пути восхождения, в нем забота, преданность, свет и надежда. 
Но это обобщенное Имя в то же самое время есть Имя конкретных людей, которые в силу своей учительской профессии заняты воспитанием и образованием подрастающего поколения. Кто-то эту профессию выбрал по зову сердца, как свое предназначение, свою судьбу, и служит ей. Кто-то учителем стал в силу обстоятельств, но проявляет творческое усердие в своей деятельности и несет благо своим ученикам и обществу. Но есть и категория людей, которые тоже называются учителями, однако их природа противостоит всем функциям учительского дела. Они злые,  недолюбливают детей, малограмотные в профессии, считают свою работу каторгой или ниже своего достоинства, да еще многое воображают о себе. В мире образования таких «учителей» не мало. От них идут многие беды, которые в восприятии общества переплавляются в отрицательную энергию и ею заполняется обобщенное Имя Учитель. О таких людях уже не скажешь: «Учитель, Именем твоим». Имя Учитель – это духовное Солнце, но на нем наносятся пятна, которые ослабевают силу его влияния.
А какая должна быть сила влияния Имени Учителя? Она должна быть воспитательная. Почитание Имени Учителя, вера в Учителя у учеников, их родителей и общества в целом есть первопричина успеха воспитания, этого загадочного, - но и открытого для вторжения любых противостоящих сил, - святого и богоугодного дела. Все, у кого есть дети и кто искренне заботится о воспитании в них благородства, должны быть  заинтересованы, чтобы Имя Учителя осталось непорочной и чистой. Во-первых, не следует видеть пятна на Солнце и не замечать само Солнце; во-вторых, надо проявлять уважение и почитание Учителя, даже культивировать Имя Учителя. Нам надо не пальцем указывать на пятна в учительском Имени, а искать способы, как очистить Имя от пятен. К сожалению, в нашей действительности Имя Учителя наших детей поругано. А это чревато ослаблением воспитательного влияния, усилением педагогического авторитаризма. Плоды такого состояния дел в образовании мы давно пожинаем.
Силу воспитания мы не найдем в образовательных стандартах и программах, хаотических, пусть даже множества воспитательных мероприятиях, в так называемых новых и новейших технологиях и т.д. Ее надо искать в людях, на которых возложена забота о Ребенке. Люди эти называются родителями, воспитателями, учителями. В Имени Учителя уже горит исторически усиливающийся огонь. И каждый, пришедший в мир образования в качестве учителя, может зажечь от него свою духовную свечу. Это так же, как в храме от уже зажженную свечу можно зажечь свою. Но есть разница: оно в том, что зажженная в храме свеча тут же воспламенится так же сильно, как свеча, от которой она получила пламя; но от исторически зажженного огня в Имени Учителя каждый может взять только малюсенькое пламя, усилить которое будет  зависеть только от его владельца. Таким образом, речь идет о том, что каждый учитель должен творить свое Имя, которое постепенно, день за днем будет наполняться поиском, творчеством, любовью и почитанием детей, уважением коллег и родителей. Пусть молодой учитель вообразит себя копилкой, которую постоянно будет наполнять золотыми монетами вроде необычных уроков, вроде доброго общения с детьми,  мучительных забот о том и другом Ребенке, вроде проявления любви и   преданности к детям, овладения искусством терпения, совершенствования своей учительской личности и т.д. По мере наращивания в своем Имени огня устремленности его воспитательный процесс станет все более успешным. Получится так, что само Имя этого учителя уже будет воспитательная сила. Любой учитель нуждается в славе, но не в искусственной и лживой, а истинной, и он обязан об этом заботиться сам. И до какой бы вершины славы он не поднялся, пьедесталом ее должна быть скромность…
***
…Надо мною Звездное Небо. Я люблю смотреть на звезды. Одни горят ярко, другие чуть менее ярко, но все же манят, а третьи… а четвертые…               Но вот туманности, в них, по всей вероятности, рождаются новые звезды и в будущем они тоже загорят, но пока готовятся, чтобы вспыхнуть.
А если все эти звезды – Имена людей? Но метеориты, которые сгорают на небосклоне, тоже Имена? Во что бы превратилась наша жизнь без Звезд на  Небе и без Звездных Имен на Земле? Страшно даже представить! Люди добрые, спешите зажечь Ваши Звездные Имена и на Небе, и на Земле, чтобы достался Путь Восхождения Вам, и через Вас – нам тоже!  
***
Вижу, чувствую, наука творения человеком собственного Имени очень глубокая и обширная. Я не смогу ее осилить. Потому на этом прекращаю свои размышления. Конечно, написано много книг об имени, но под углом творения человеком собственного  Имени книг не знаю. Не знаю книг и о творении своего Имени учителем. Может быть, найдутся талантливые ученые и мыслители, которые займутся этим делом? Сколько прекрасных и полезных вопросов можно было бы рассмотреть! Например: о творении коллективного Имени (Имя «300 Спартанцев», Имя «300 Арагвинцев», Имя «9 Братьев Херхеулидзе»…); о творении мифологического Имени; о природной устремленности творения собственного Имени; об опозоренном Имени и о возвращении славы; о родовом Имени; о забытых Именах; о творении родительского, учительского Имени и их воспитательной силе; о выборе Имени для Ребенка, о влиянии сотворенных Имен на жизнь и судьбы людей… 

Почему «Строматы»?

DAINIS OZOLS - Friday, July 11, 2014

  Говорят, один из не сохранившихся до наших дней произведений Плутарха, древнего греческого философа (45-127 г.г.), назывался так: «Строматы». Спустя несколько десятилетий Климент Александрийский (Тит Флавий Климент, 150-215 г.г.) тоже написал сочинение из 7 (или 8) книг под общим названием «Строматы». И хотя слово это стало в какой то степени распространенным, тем не менее в дальнейшем никто книгу под таким названием не писал. Я облюбовал слово «строматы» и давно задумал назвать им свод своих мыслей, которые наиболее соответствуют его содержанию. Но так как все мои размышления, какими бы разносторонними они не были, крутятся вокруг одного и того же, то точное название им может быть только – «Педагогические строматы». 
Что означает слово «строматы» и каковы особенности сочинений и мыслей под этим названием?
Климент Александрийский на примере своих «Строматов» дает поучительные толкования, от которых мои «Педагогические строматы» далеко не уходят. Они выдерживают также те определения, о которых говорят специалисты по духовному учению Климента Александрийского, Потому воспользуюсь их мнением.
Strw – греческое слово, означает: подстилка, ковер. Strwmatie – смесь разных лоскутьев, из которых сшит разноцветный ковер. Слово применяется для обозначения записной книжки, заметок для памяти.
Вот что пишет Климент Александрийский:
«Этим достопамятностям (т.е. книгам «Строматы» – Ш.А.)…придан вид узорчатых ковров. В них мы постоянно переходим с предмета на предмет, говорим как бы об одном, но при этом указываем на иное».
«Луговые цветы растут, как им вздумается…Точно так же мы, поскольку записываем предметы по мере их припоминания и не следуем какому либо определенному порядку или последовательности изложения, но напротив, намеренно их смешиваем, наши заметки по форме столь же разнообразны, как и луг».
«Строматы» не связывают его (читателя – Ш.А.), не лишают собственного взгляда на дело и не будут в обиде на него, если он присоединит к ним и свои личные рассуждения».
«Подобно веяльщику, отделяющему зерно от мякины, и наш читатель должен почаще пропускать пшеницу сквозь решето и очищать ее от сора».
Исследователи Климента Александрийского и его учения говорят, что его заметки и воспоминания составлены на основе своих же записных книжек. Мысли в «Строматах» он записывает так, как они приходят ему на ум. Исследователи указывают еще на одну особую особенность: «Строматы» Климента Александрийского имеют природу голографическую: каждая их часть до некоторой степени отражает целое. Прочитав одну или две книги, говорят они, можно в других книгах не раз встретиться абсолютно со всеми идеями, изложенными автором с разной степенью подробности.
Мои «Педагогические строматы» тоже такого рода: 
- в них я постоянно буду переходить из одного вопроса на другой;
- о чем бы я не размышлял, всегда буду иметь в виду мою судьбу -гуманную педагогику;
- буду писать так, как мысль придет на ум; - но вопросы и мысли намеренно смешивать не буду, ибо они будут смешиваться и без моей воли;
- не обойдусь без голограммного подхода; - у меня тоже нет никаких намерений лишить читателя собственного взгляда на вещи, затрагиваемые мною;
- и буду рад, если кто, отталкиваясь от моих мыслей, продолжит свой поиск и придет к своим выводам. В заключение, воспользовавшись мыслью Климента Александрийского, осмелюсь сказать: «Заметки эти, в некотором смысле, подобны первой искре, зажигающей огонь», поскольку готовый к восприятию гуманной педагогики читатель «будет вознагражден за потраченные усилия, и исследование пойдет ему на пользу». Дорогой Читатель! Вы можете помочь мне, чтобы у меня действительно получились строматы, если будете задавать вопросы обо всем, что только связано с педагогикой. Я не обещаю, что смогу ответить на все ваши вопросы, может не хватить опыта и познания, но те, на которые я смогу ответить,  и станут лоскутами разноцветного ковра. Заранее говорю вам «спасибо» за сотрудничество. 
 
продолжение следует...